Рубрики

Сказка четвертая «Парковая без парка»

Улица Парковая. Наши дни

Гуляя в очередной раз с Катей по городу, фея Клио привела ее к стадиону «Металлург», а потом свернула на тихую зеленую улочку с деревянными двухэтажными домами.

 — Где это мы? – удивилась девочка. – Я никогда здесь не была.

 — А это одна из старинных улиц города, — отвечала ей фея. – Она находилась в одном из трех самых старых  районов поселка Надеждинский, который назывался Лесничество. А сама улица называется Парковая.

 — А где же парк? – завертела головой во все стороны Катя. – Улица Парковая, а никакого парка и нет!

 — Парк был здесь раньше, — отвечала ей Клио. – Вернее – лесопарк, просто участок тайги, отделявший этот поселок от шума и дыма завода. А потом его вырубили и на месте парка построили стадион «Металлург».

 — Ну, тогда и улицу надо назвать Стадионная, — сказала Катя.

 — Да нет, у этой улицы осталось старое название, как память о бывшем парке,  — немного грустно ответила ей Клио. – Ведь и многие другие улицы носят названия в честь того, чего или кого уже давно нет.

 — А на этой улице тоже сказки живут? – спросила девочка, оглядываясь по сторонам.

 — Конечно, — ответила фея, и подвела Катю к новенькому двухэтажному дому, отличающемуся от всех остальных на этой улице. – Вот, например, на этом месте до недавнего времени стоял старый красивый дом с балконом, в котором сто с лишним лет назад находилась контора Надеждинского лесничества.

— А кто тебе рассказал о нем? – спросила Катя.  – Тоже какое-то старое дерево?

 — Нет, — ответила Клио. – В одну из темных осенних ночей я случайно была здесь и услышала голос мальчика…

 — Он звал на помощь? – встрепенулась девочка.

 — Нет, — успокоила ее Клио. – Это был просто дух мальчика, он вспоминал старые события, которые происходили на этом месте. Мне показалось это интересным, и я остановилась послушать его воспоминания.

 — И мне расскажи тоже, — попросила ее Катя, которая всегда интересовалась историей  своего города.

 — Хорошо, слушай, — согласилась фея и неторопливо начала рассказывать. – Было это давным-давно…

 — Более ста лет назад? – прервала ее девочка.

 — Конечно, — ответила фея. – Только ты меня не перебивай.

 — Извини, больше не буду, — сказала Катя. – Просто у тебя все истории так начинаются…

 — Конечно,  — согласилась Клио. – Но во времени сохраняются и не забываются только те важные события, после которых прошло не менее ста лет, чтобы мы могли оглянуться на них и оценить по-своему. А со временем из этих давних событий рождаются сказки.

 — Как интересно! – удивилась Катя. – Ладно, извини, что я перебила тебя, а теперь рассказывай дальше.

И фея Клио продолжила свой рассказ:

 — Мальчику Ване было тогда всего восемь лет. Его отец – Тимофей Афонасьевич – работал сторожем в конторе лесничества, и жил он с женой и сыном в двух маленьких комнатках, пристроенных к конторе. И его жена и маленький мальчик Ваня тоже помогали отцу: жена отирала столы, мыла чернильницы, подметала пол в конторе, а Ваня, с утра до часу дня учился в школе, а потом с двух часов дня до шести вечера разносил служащим чай и был у них на побегушках: что-то принести, унести.

Ваня прекрасно помнил, что в 1905 году, когда в России проходила первая революция, рабочие надеждинского завода не стояли в стороне, а тоже решили подать петицию Государю или выборному государственной думы. Рабочие наивно считали, что царь ничего не знает о их тяжелых условиях жизни, о произволе местных управляющих, и собирались написать обо всем  этом и передать письмо царю. У проходной завода прошел митинг и колонна рабочих мимо конторы лесничества отправилась на Новый вокзал. Ваня вместе с другими мальчишками, сгорая от любопытства, тоже побежал за колонной, хотя отец строго кричал ему вслед, чтобы он немедленно вернулся домой. Посреди улицы конные черкесы преградили путь колонне, но после недолгих переговоров пропустили рабочих дальше, но, как бы охраняя их, ехали за шествием, пугая мальчишек своим свирепым видом. Так все вместе дошли до нового вокзала, а здесь колонну встретил пристав Соловьев и предупредил граждан, чтобы все разошлись по домам, иначе он будет вынужден  вызвать солдат. Тут к Ване подошел старичок – сосед и сказал: «Давай-ка, Ванюшка, пошли домой, а то и нас здесь убьют!» Мальчишки, напуганные серьезными лицами рабочих и конными черкесами, вернулись домой, и все прислушивались, не прогремят ли выстрелы. Но все было тихо, и мальчишки так и не поняли, удалось ли передать царю письмо от рабочих.

А в следующем году в лесничестве появился новый работник, которого звали Малышев Иван Михайлович. Он подружился с отцом Вани и говорил ему, что проработает здесь недолго, так как ему нельзя на одном месте оставаться больше трех месяцев. «Политический,» — таинственно говорил Ване про него отец. Как-то раз Малышев принес в дом какие-то книги и предложил отцу Вани почитать их, но сторож, опасаясь за жизнь своей семьи, испугался и наотрез отказался читать и хранить эти книги.  Несколько раз после этого разговора Малышев просил сторожа или его сына Ваню привести ему на квартиру пиво со склада Паняевского.  Ваня тащил на санках ведро с пивом и думал, что этот «политический» весело живет: вон сколько пива собирается выпить с друзьями! И почти каждую неделю праздники у себя устраивает… 

Прошло много лет, и Ваня узнал, что пиво Малышев заказывал для отвода глаз, а на самом деле, собиравшиеся у него рабочие решали важные политические вопросы. Время тогда было тревожное, в Надеждинске действовала шайка Лбова, проводившая террористические действия. Они бросили бомбу в лесопилку, отчего она сгорела, бросали бомбу в дом муллы Идрисова… Весь поселок был в страхе, но Малышев говорил отцу Вани: «Ты, Тимофей Афанасьевич, не бойся ничего, спи спокойно! Если будет что-то конторе угрожать, я тебе заранее сообщу!» И действительно контора Лесничества неповрежденной пережила то неспокойное время. В свое время в этом же лесничестве конторщиком работал один из братьев Горшковых – старший, Михаил, который к тому же был основателем боевой дружины. Они принимали активное участие в революционной работе Надеждинска, но для них все закончилось печально – тюрьмой. Кстати, их именем названа вон та улица, что проходит перпендикулярно улице Парковой…

А мальчик Ваня вскоре закончил учебу в школе и стал работать в конторе лесничества рассыльным.

— Вот такую историю рассказал мне дух этого мальчика, — закончила Клио свой рассказ. – В советское время в этом доме долгие годы был детский сад, пока дом не начал разваливаться от ветхости. Тогда его снесли, и на его месте вырос уже новый дом. Так всегда и бывает: старое рушится, а на его месте вырастает что-то новое, и у него начинается своя новая история, которая со временем станет новой сказкой.

Дом, построенный на месте бывшей конторы лесничества. Наши дни.

Продолжение следует…

Обновлено: 15.07.2021 — 08:29